rycerz (rycerz) wrote,
rycerz
rycerz

Categories:

Одна песня (анализ)

Дмитрий Пучкин

Раз словечко, два словечко, будет песенка

Одним из постоянных мотивов новиопов в их публицистике, рассчитанной на обывателя (авторы этой публицистики вовсе не идиоты, и прекрасно знают о своей натяжке), это говорить что-то типа «это в России еще водятся нехорошие шовинисты, националисты и прочие патриоты, а на Западе все распрекрасные безродные космополиты». Впрочем, о наличии нехороших патриотов западных народов они периодически проговариваются. Шила, по русской народной пословице und поговорке, в мешке-то не утаишь!
В связи с вышеизложенным, представляется целесообразным изучить одну патриотическую песню вполне себе западного (и при этом славянского) народа.
Rota [Рать] – патриотическая песня, которой Юзеф Пилсудский в свое время не дал стать государственным гимном Польши (Пилсудский Осип Осипович как подданный Российской Империи совершил государственную измену и воевал на стороне Германии в Первую мiровую, «поссорившись» с немцами только когда стало ясно, что они обречены на поражение), отдав предпочтение мазурке Домбровского (песня поляков, служивших Наполеону). Слова песни Rota принадлежат перу Марии Конопицкой (1908 г.), музыка – творение Феликса Нововейского (1910 г.).
Песня была сложена в связи с усилиями немцев по германизации прусского раздела Польши. Естественно, она пелась поляками, воевавшими с немцами, всю первую половину ХХ века. И воевавшими за Россию в Первую мiровую, и при Великопольском и Силезском восстаниях, соответственно 1918–1919 и 1923 гг. (что-то вроде Донбасса, только поляки с немцами Минских соглашений не заключали, бились до победного захвата спорных территорий, до окончательного водружения польского флага над Познанью и Катовицами [да, над Катовицами он был водружен, я очень удивился писанине одного российского автора, писавшего, будто Силезское восстание окончилось неудачей], а вот что касается официального вранья, будто военнослужащих польских регулярных войск там нет – это была использована нормальная стандартная технология для подобного рода случаев), и во Вторую мiровую она пригодилась, так что польские коммунисты были вынуждены терпеть ее пение в просоветских польских войсках, воевавших с немцами, хоть там и упоминается Бог. Сейчас эта песня совершено официально входит в репертуар всевозможных ансамблей песни и пляски Войска Польского, и никто не смеет сомневаться в правильности такового положения вещей.
Вот ее слова:

1. Nie rzucim ziemi, skąd nasz ród.
Nie damy pogrześć mowy,
Polski my naród, polski lud,
Królewski szczep piastowy.
Nie damy, by nas gnębił wróg.
Tak nam dopomóż Bóg!
Tak nam dopomóż Bóg!
Не бросим земли, откуда наш род,
Не дадим похоронить язык,
Мы польская нация, польский народ,
Королевский род Пястов!
Не дадим, чтоб нас угнетал враг,
Так нам да поможет Бог!
Так нам да поможет Бог!

2. Nie będzie Niemiec pluł nam w twarz,
Ni dzieci nam germanił,
Orężny wstanie hufiec nasz,
Duch będzie nam hetmanił.
Pójdziem, gdy zagrzmi złoty róg.
Tak nam dopomóż Bóg!
Tak nam dopomóż Bóg!
Не будет нам немец плевать в лицо,
Ни германизировать нам детей,
Вооруженный восстанет наш отряд,
Дух будет нашим гетманом.
Пойдем, когда прогремит златый рог.
Так нам да поможет Бог!
Так нам да поможет Бог!

3. Nie damy miana Polski zgnieść,
Nie pójdziem żywo w trumnę.
Na Polski imię, na jej cześć
Podnosim czoła dumne.
Odzyska ziemię dziadów wnuk.
Tak nam dopomóż Bóg!
Tak nam dopomóż Bóg!
Не дадим названия Польши подавить,
Не пойдем заживо в гроб.
При имени Польши, в ее честь,
Возносим гордые чела!
Вернет землю дедов внук.
Так нам да поможет Бог!
Так нам да поможет Бог!

4. Do krwi ostatniej kropli z żył
Bronić będziemy ducha,
Aż się rozpadnie w proch i pył
Krzyżacka zawierucha.
Twierdzą nam będzie każdy próg.
Tak nam dopomóż Bóg!
Tak nam dopomóż Bóg!
До крови последней капли из жил,
Будем защищать дух,
Доколе не распадется в прах и пыль
Тевтонская напасть!
Твердынею нам будет каждый порог!
Так нам да поможет Бог!
Так нам да поможет Бог!

На что же хочется обратить внимание?
Во-первых, на патетичность песни. Люди не стыдятся пафоса. Пафос это нормально, патетика это хорошо. «Гордо возносим чела» и плевать на тех, кому это не нравится. В современной России, как справедливо и горько заметил известный публицист К. А. Крылов, пафоса очень не любят.
Во-вторых, песня зовет к бою и победе. Никакого нытья, никакого чуждого индо-европейцам лиризма, которым за милю несет от песен вроде «Темной ночи»... Создается такое впечатление, что у нас чем-то подобным за последнее время была только «Вставай, страна огромная» (по довольно спорной версии кандидата искусствоведения Е. М. Левашева, сочиненная еще до революции А. А. де Боде и использованная затем В. И. Лебедевым-Кумачем с заменой «тевтонской орды» на «фашистскую»).
Такова уж наша славянская планида, пафосные патриотические песни сочинять против немцев!
В-третьих, постоянно повторяются слова «народ» и «нация», название своей нации. У нас же песенки всё больше сочиняли сначала про царя-батюшку, потом про родную коммунистическую партию. Про народ однажды получилось почти случайно, у либреттистов М. И. Глинки в опере «Жизнь за царя» [«Иван Сусанин»]. Кстати, музыку Глинки упрекали в использовании заимствованных польских мелодий, а дореволюционный либреттист «Жизни за царя» был немец.
Дальше было еще забавнее. Надо было переделать дореволюционную хоровую партию, или как там это называется, на приемлемый для совков вид, и при этом показать, что хоть немножко русского патриотизма при «Софье Власьевне» (советской власти) иногда можно. Пропустили куплет «славься, славься наш русский Царь» и стало начинаться со слов: «славься, славься ты, Русь моя», а в конце прибавили куплет про «героев-бойцов». «Rota» же нейтральна по отношению к политической идеологии, ее может петь любой поляк, хоть анархист, хоть монархист. Но попробуй только в современной России сочини кто-нибудь песню со словами: «При имени России, в ее честь, возносим гордые чела!», «Мы русская нация, русский народ, царственный род Рюриковичей!»
Вы представляете ли себе, какой поднимется вой? Сначала либеральный журналист Лев Маркович Демократкин (имена в примерах вымышлены) возмутится проявлением великодержавного русского шовинизма, не забыв плоско съязвить, что Рюриковичи типа «шведы». С ним (как бы «неохотно» и «отчасти», ибо в тактических целях, как учил В. И. Ленин, можно использовать «национализм угнетенной нации», хотя потом, уже при И. В. Сталине «буржуазным националистам уже теперь не угнетенных наций» показали, где зимуют членистоногие из отряда ракообразных) согласится марксистский публицист Марксэн Владиленович Ампиров (паки глаголю: имена в примерах вымышлены).
Потом младостарец иеросхимонах Иегудиил (паки и паки глаголю: имена в примерах вымышлены) скажет, что «нам, русским православным людям, чужда национальная гордыня, песни надо писать только про царя и православие». И несметный легион считающих себя «русскими патриотами-государственниками» сему зааплодируют! Я видел в Сети стихотворный русский перевод «Roty» (имени автора пока не нашёл). «Не бросим земли, откуда наш род, не дадим похоронить языка…» автор поэтического перевода передал как «мы будем жить в родном краю, среди своих полей…» (противопоставление стихотворению С. А. Есенина «Устал я жить в родном краю»). Правда, в русском переводе не встречается слово «дух», ключевое для польского подлинника.
В-четвертых, песня, не увязываясь однозначно с какой-либо конфессией, поминает имя Всевышнего, призывая Его помощь для своего народа. Что ж, на атеизме никак не построишь здравого общества. То, что понимают в США, печатая на долларовых банкнотах девиз «На Бога мы уповаем» [In God we trust] (именно такой перевод правилен, «уповаем»!). Западным народам честность столетиями прививала Католическая Церковь, уча, что для отпущения греха кражи мало рассказать о нем на исповеди, надо вернуть краденое [restitutio ad possesorem] или, при затруднении в этом (ну, к примеру, не хочется вору признаваться в преступлении и попадать в тюрьму, обрекая тем самым на мучения свою семью), пожертвовать на благотворительность сумму, равную стоимости украденного [restitutio ad pauperes] (если совсем нет денег, такая обязанность может быть отсрочена, но никак не отменена, пренебрежение ею чревато расплатой муками чистилища в загробном мiре). Общехристианский западный святой, почитаемый и Православной Церковью, сказал: «Грех не был отпущен, доколе долг не возвращен» (св. Августин Иппонийский).
Поэтому на христианском  Западе и коммерческие сделки чаще честные, и благотворительные фонды не бедствуют. Атеист же, как человек, который не боится попасть в ад за обман (всякий обман в товарно-денежных отношениях, всякое нарушение государственного законодательства, касающегося таковых, поскольку оно не противоречит естественному праву, есть грех против заповеди «Не укрáди»), ненадежен в коммерческой сделке.
Кстати, о католичестве. У нас в России почему-то нередко думают, что католичество проповедует что-то вроде «уранополитизма». Ибо такое впечатление возникло от чтений «Философических писем» П. Я. Чаадаева, который, во-первых, не богослов и в католичестве на момент написания таковых был вроде неофита, а во-вторых, сам очень существенно поправил себя в «Апологии сумасшедшего». В польской песне My chcemy Boga, адресованной Пресвятой Богородице и написанной на мелодию французского богородичного же песнопения (печатается в одобренных католической церковной цензурой песенниках), есть такие слова:

My chcemy Boga w naszym kraju,
Wśród starodawnych polskich strzech.
W polskim języku i zwyczaju,
Niech Boga wielbi chrobry Lech.
Błogosław słodka Pani!
Błogosław wszelki stan!
My chcemy Boga! My poddani!
On naszym Królem, On nasz Pan!

Мы хотим Бога в нашей стране,
Средь стародавних польских стрех.
В польском языке и обычае,
Да поклонится Богу отважный Лях.
Благослови, сладчайшая Владычица!
Благослови всякое сословие!
Мы хотим Бога! Мы верноподданные!
Он – наш Царь, Он – наш Господь!

Как видите, здравый патриотизм присутствует. Естественно, без сотворения кумира из Родины.
Для чего же автор данных строк тут рассказывает про польские песенки русским читателям? Ведь все знают, что русско-польские отношения складывались непросто, а подчас наши народы враждовали. Ах, что же мы делаем, «полонофилы» мы эдакие… Зачем?!!!
Дело в том, что насаждаемый коммунистическим тоталитарным режимом пролетарский интернационализм старательно убивал русское национальное чувство. Но мы еще можем восстановить его. У других народов можно поучиться, как они любят свой народ, и так полюбить… нет, не их народ, а свой собственный, русский. Поляки научили лично меня быть… русским националистом.
Был я в юные годы типичным интеллигентным пареньком эпохи горбачевской перестройки. Мои ровесники помнят, что в 80-е гг. ХХ в. одним из кумиров либеральных СМИ были прибалты. Русские им якобы навек должны за пакт Молотова-Риббентропа и т. п. (А кому должны прибалты за предательство Н. Н. Юденича «белоэстонцами», сговорившимися с большевиками, за красных латышских стрелков, которые были самой боеспособной частью в Красной армии, в отличие от неохотно воевавших русских красноармейцев, и во многом виновны в ее победе, за массовый коллаборационизм с нацистами при германской оккупации, в том числе и у литовцев и т. п.?!!)
И тут мне попадается польский журнальчик (благо польским языком я владею довольно неплохо), где пишут как литовцы дискриминируют поляков в Вильне (польский и дореволюционный русский языки зовут этот город «Вильной», а не «Вильнюсом»). Идеализированный образ бедненького прибалта-жертвы коммунизма разлетается вдребезги. Сказано там было и о том, что поляки, русские и все меньшинства в Литве плодотворно сотрудничают, защищаясь от притеснений литовцев.
Я понял, что русскоязычная перестроечная пресса может ерунду писать. Я стал добираться до различных источников информации и всё больше и больше понимать, что происходит в России и в мiре, в прошлом и настоящем.
И примером любви к своему народу могут быть отнюдь не только поляки. А. Н. Севастьянов, ежели помните, призывал в свое время учиться аж у… евреев. Добавлю, что при этом следует слать очень далеко (по всем русским народным адресам, выписанным на заборе) лжепатриотов, которые будут говорить: «Мы – люди русские, с широченной душой, не будем "ограниченными националистами" как маленькие слабые народы, мы щедро и великодушно всех накормим и напоим, обделивши себя…». Вот не надо так!
А Россия… Россия превыше всего, превыше всего в мiре!

Subscribe

  • Шампанский гений

    Ушел талантливый до степени гениальности, энциклопедически образованный и создававший русский национализм без сумасшедших от русского…

  • Леонид Фёдоров и латинский обряд – ч. II

    Д. Э. Пучкин Блаж. Леонид Фёдоров и латинский обряд Блаж. Леонид Фёдоров II Но зачем же экзарх настаивал на восточном обряде?! От…

  • Леонид Фёдоров и латинский обряд – ч. I

    Д. Э. Пучкин Блаж. Леонид Фёдоров и латинский обряд Блаж. Леонид Фёдоров Беатификация о. Леонида Фёдорова [во время членства в ордене студитов…

Comments for this post were disabled by the author